Мягкая сила: как женщины успешно справляются с руководством «мужским» бизнесом

Руководители всем известных компаний, которых язык не поворачивается назвать «слабым полом»

Всю свою жизнь я с огромным интересом слежу за технологическими компаниями. Вырастить инновационный бизнес из стартапа до техногиганта – интересное, но и очень тяжелое во всех смыслах дело. Героями ранее рассказанных мной на TJournal историй успеха становились мужчины. Но это все же не вполне справедливо. Несмотря на царящий на этом рынке «закон джунглей», женщин тут тоже много. И они сражаются на передовой наравне с мужчинами. А то и вовсе, как генералы, ведут их в бой.

«Мама Google»

Имя Сьюзан Войчицки сегодня известно каждому, кто интересуется Youtube чуть больше, чем никак. 52-летняя американка дольше всех на сегодня возглавляет самый популярный в мире видеохостинг, который посещает ежемесячно 2 млрд пользователей. Трудно поверить, что один из самых влиятельных управленцев в IT-индустрии с состоянием в 580 млн долларов, когда-то еле сводила концы с концами.

Секрет успеха Войчицки – гремучая смесь из природной коммерческой жилки и профессорского воспитания. А еще из правильных знакомств (куда же без них). Она росла в семье педагога Эстер Войчицки и знаменитого физика Стэнли Войчицки, который занимается экспериментальной физикой частиц, в частности, нейтрино. Две ее сестры, Джанет и Энн, стали учеными. Поначалу казалось, что и Сьюзан пойдет по их стопам, ведь она по сути выросла в кампусе Стэнфордского университета.

Но что-то пошло не так. После окончания с отличием Гарвардского университета по направлениям истории и литературы в 1990 году, она устроилась на работу маркетологом в Intel. Именно здесь Сьюзан познакомили с Ларри Пейджем и Сергеем Брином – будущими основателями Google. Уже тогда Пейдж и Брин бредили своим стартапом, но работать им было негде. В конце концов они предложили Войчицки арендовать ее гараж за неплохую сумму – 1700 долларов в месяц. Это было очень кстати, поскольку Сьюзан и ее муж, Деннис Тропер, были по уши в долгах – траты из-за рождения ребенка, давние студенческие кредиты и покупка дома в ипотеку делали их жизнь невыносимой.

Войчицки будет потом с ностальгией вспоминать их долгие посиделки с пиццей и разговорами о том, как технологии Пейджа и Брина изменят мир. Эти беседы так воодушевили Сьюзан, что вскоре она бросила работу вIntel и стала менеджером по маркетингу в Google. Одной из первых задач нового работника стал поиск места под офис будущего IT-гиганта. «Мне понравилось одно помещение в Маунтин-Вью по единственной причине – там была кухня», — смеется Войчицки.

Спустя несколько лет она станет сначала вице-президентом, а затем старшим вице-президентом по рекламе и коммерции стремительно растущей компании. В то время без ее участия не обходился почти не один проект: Google Images и Google Книги, AdWords, AdSense, DoubleClick и Google Analytics – и это еще неполный список. Но главным ее детищем был, конечно, Youtube.

В то время Google старался создать свой видеохостинг, который назывался Google Video, но он вчистую проигрывал конкуренцию с Youtube. Вовремя распознав ценность этого небольшого независимого стартапа, Сьюзан предложила Пейджу и Брину купить Youtube за $1,65 млрд. Войчицки с головой ушла в развитие хостинга. Ее стараниями Youtube превратился в огромную платформу с примерной стоимостью в $90 млрд – в десятки раз дороже цены покупки.

У Сьюзан Войчицки очень материнское отношение к гигантской корпорации, в которой она работает. Во многихинтервью она с удивительной теплотой, нетипичной для топ-менеджера, рассказывает о том, как растет и развивается компания в целом и ее детище Youtube в частности. Да и сама себя она называет не иначе, как «мама Google».

«Доктор Лиза»

Лиза Су, генеральный директор и президент главного конкурента Intel на рынке электроники, компании AMD(Advanced Micro Devices – «передовые микроустройства»), ворвалась в рейтинги самых богатых женщин-руководителей планеты в прошлом году. Всю свою жизнь она посвятила чипам, и кажется, что ничто на свете не способно сбить ее с пути.

Полное имя будущего главы AMD – Лиза Цву-Фанг Су. Она родилась на Тайване, но примерно в три года вместе с родителями переехала в США. Ее отец, статистик по профессии, с детства прививал ей и брату интерес к точным наукам. С 10 лет Лиза мечтала стать инженером и с удовольствием чинила для брата машинки на радиоуправлении.

В 1986 году Су поступает в Массачусетский технологический институт, где получает степень доктора электротехники. За годы учебы она почти не вылезала из лабораторий. Как итог – Лиза стала одним из первых ученых, изучивших технологию кремния на изоляторе (SOI). Эта технология повышала быстродействие чипа, одновременно снижая размеры и энергопотребление.

Перспективного инженера быстро заметили. Уже в 1995 году ее приглашают работать научным сотрудником в IBM – одного из главных производителей электроники, компьютерной техники и программного обеспечения в мире. Здесь она, по сути, продолжила работать над технологией SOI, «дослужившись» до директора новых проектов компании.

По прошествии 10 лет работа в IBM стала тяготить Лизу. Ее раздражала неповоротливость гиганта и отсутствие четкого видения развития полупроводников. Она ушла оттуда в Freescale Semiconductor – компанию, которая была одним из пионеров развития полупроводников. Су как будто получила глоток свежего воздуха. Ее энергию и глубокие знания быстро оценило руководство. Лизу назначают на пост руководителя сетевых и мультимедийных направлений. Мудрое решение, которое, по сути, сделало компанию одним из лидеров рынка. Но работу здесь Су все же теряет из-за изменения структуры Freescale. Тогда-то она и попадает в AMD.

В 2012 году Лиза Су становится старшим вице-президентом и генеральным менеджером AMD. О компании она слышала давно – рынок производителей чипов небольшой – и всегда хотела здесь работать. И пусть попала Лиза сюда в не самый удачный период для компании (AMD была в шаге от банкротства), ее это нисколько не смущало.

Здесь стоит сказать пару слов о ее характере. Академическому складу ума порой свойственна ограниченность за счет глубокого погружения в определенное научное направление. Но в Лизе точный, почти «компьютерный» ум сочетался с удивительно четким видением будущего и умением рисковать, чтобы это будущее наступило.

Когда Су стала гендиректором AMD, идти на риск ей пришлось регулярно. Она поясняет: цикл создания полупроводников занимает от трех до пяти лет. Ты вкладываешься в исследования, потом в проектирование, в надежде, что вложения окупятся. Лиза поставила на создание технологий для высокопроизводительных вычислительных приложений. И не прогадала: наработки в этом направлении обеспечат AMD рывок в полупроводниках для облачных вычислений, центров обработки данных, искусственного интеллекта и игровых платформ.

Дальновидность Лизы работала в две стороны: она не только угадывала векторы развития, но и отказывалась от направлений, которые, по ее мнению, не принесут прибыли. Такими были разработки мобильных чипов и датчиков для устройств «интернета вещей». Су очевидно понимала, что эти направления перспективны, но AMDне могла себе позволить вкладываться во все.

Новое поколение процессоров, разработанных при новом CEO (настольные Ryzen и серверные Epyc) рынок воспринял немного скептически: «Окей, неплохая работа, что еще покажете?». Второе поколение «камней» перечеркнуло все сомнения – конкурент Intel окончательно расправил плечи.

Монстра полупроводниковой индустрии, Intel, в последние годы преследуют неудачи. Компания силиласьперейти от 14-нанометрового техпроцесса в создании чипов к 10-нанометровому. Такие чипы одновременно и более производительные, и более энергоэффективные. Но в итоге передумала – как поясняет топ-менеджмент, из-за денег. Мол, 14-нанометровый техпроцесс более выгоден, поскольку позволяет сокращать расходы на производство чипов. Производители компьютеров и пользователи были в недоумении. Первые, как Apple, стали по-быстрому сворачивать сотрудничество, аргументируя это тем, что Intel срывает сроки поставок. А вторые стали все более благосклонно поглядывать на продукцию AMD. Компания Су этим воспользовалась – она уже продает 10-нанометровые процессоры и активно разрабатывает 5-нанометровые на новой архитектуре Zen 4.

Битва с Intel – не единственная для AMD. На другом поле она ведет многолетнюю войну с ведущим мировым разработчиком графических процессоров и систем-на-чипе nVidia. С выходом нового поколения видеокарт RX 6000 от AMD и RTX 3000 от nVidia на волне бешеного ажиотажа, вызванного пандемией и расцветом майнинга, противостояние стало идти не на жизнь, а на смерть. В рамках нашей истории не так важно, кто победит в этой войне завтра. Всеобщий карантин заставляет людей обращаться к играм как средству времяпрепровождения, рост биткоина пополняет армию майнеров, а значит оба чипмейкера в моменте будут богатеть.

Громче, чем признание прессы и пафосные титулы, вроде «Бизнесмена года» по версии журнала Fortune, о заслугах Лизы говорят рекорды, которые ставят акции AMD на бирже. Уже несколько раз цена бумаг пробивала максимальные значения. Сейчас AMD торгуется в районе $77 за акцию, а ее капитализация превысила $94 млрд. И это отличное доказательство того, что лучшего руководства чипмейкеру нельзя и пожелать.

Валькирия на тропе войны

В распоряжении этой женщины огневая мощь, сравнимая с совокупными армиями нескольких развитых стран. Я говорю о бывшем генеральном директоре и действующем председателе совета директоров крупнейшей в мире военно-промышленной корпорации Lockheed Martin Мэрилин Хьюсон. Она – настоящий боевой генерал. Мэрилин приняла компанию, терпящую поражение за поражением в войне за военные контракты, а ушла в отставку с победой, обеспечив LM заключение крупнейшей в ее истории сделки.

С самого детства маленькая Мэрилин восхищалась военными. Ее родители, Уоррен и Мэри Адамс, познакомились в Канзасе во время Второй Мировой войны. Уоррен не смог попасть в действующую армию из-за старой травмы, но настоял на трудоустройстве в гарнизон гражданским специалистом. Его жена работала в Женском Армейском корпусе медсестрой, параллельно учась на фармацевта.

После смерти отца в 1963 году Мэри, на тот момент мать пятерых детей, столкнулась с проблемой. Ей нужно было обеспечивать семью и в то же время воспитывать детей. Вопрос она решила элегантно – помимо основной работы, устроилась на полставки в школьную столовую, где учились дети. «Мама старалась как можно лучше подготовить нас к жизни, поэтому понемногу приучала выполнять взрослые обязанности, – будет вспоминать Мэрилин в эссе «Сила матери».

Самостоятельность и упрямство – черты поистине армейского воспитания – Мэрилин начала ярко демонстрировать во время учебы в университете Алабамы. Она поклялась самостоятельно оплатить свою учебу. И пусть для этого приходилось работать по ночам, учиться днем до 14 часов, а потом, после пары часов сна, вновь идти на работу. Причем, поспать не всегда удавалось – надо же было еще ходить на свидание с будущим мужем, Джеймсом Хьюсоном, студентом того же вуза.

Несмотря на сразу два диплома – экономический и технический, – по завершении университета Мэрилин какое-то время работала рядовым сотрудником в статистическом бюро. Работа была скучнейшей, и пусть супруг Джеймс, владевший своей компанией, хорошо зарабатывал, терпела скуку будущий гендир Lockheed Martin недолго. Она плюнула и пошла на собеседования. Одно из них было в той самой военно-промышленной компании. Увидев стоявшие в ангарах самолеты С-130, Мэрилин сказала себе: «Хочу здесь работать!». Ее муж, конечно, немного озадачился таким решением, но, чувствуя, что его бизнес вот-вот прогорит, не стал возражать. А вскоре его тоже возьмут в Lockheed Martin бухгалтером.

Мэрилин Хьюсон в LM началась с низов. Устроилась она старшим инженером, а через пару лет доросла до руководящих постов. В тот момент Джеймсу пришлось уволиться. Его жену должны были перевести в Техас, и стало ясно, что кто-то должен уйти. А поскольку у них уже было двое сыновей, она попросила супруга стать «профессиональным домохозяином». Джеймс отлично справился. И пусть соседи смотрели на них косо, Хьюсонам было плевать.

За 37 лет работы в Lockheed Martin Мэрилин сменила 22 должности в четырех департаментах. К 60 годам она была исполнительным вице-президентом и считала, что это – вершина карьеры. В «мужской» отрасли и этот-то пост был пределом мечтаний, а уж гендиректорство и вовсе было несбыточной мечтой. Так бы наверное и случилось, если бы не интрижка тогдашнего претендента на пост CEO LM Криса Кубасика, закрутившего роман с подчиненной и напрочь забывшего о своих обязанностях. Кубасика тут же попросили уйти и забрать с собой пассию.

Совет директоров сопротивлялся назначению Мэрилин – женщин-гендиректоров у компании еще не было. Но решение лежало на поверхности: Хьюсон давно работала, была популярна у коллег и доросла до высокого поста с низов. Да и, чего греха таить, ее назначение помогло бы сгладить скандал с Кубасиком, показав, что компания достаточно современна, чтобы назначать женщину на такой пост.

Так, в 2013 году, Хьюсон стала новым генеральным директором военно-промышленного монстра, переживавшего не лучшие времена. Компанию лихорадило, объем оборонных заказов падал. Нужен был крупный контракт, но на горизонте он не маячил. Более того, позднее президент США Дональд Трамп написал в Твиттере, что «опус магнум» LM – истребитель пятого поколения F-35 обходится стране очень дорого: «Программа F-35 и ее стоимость вышли из-под контроля. Миллиарды долларов могут и должны быть сэкономлены на военных и других закупках после 20 января».

Президент восхвалял собственное умение заключать сделки, но в этом вопросе гендиректор Lockheed Martin тоже была не промах. Она помчалась на встречу с Трампом и, дав ему конфетку в виде снижения цены истребителя, добилась заключения самого большого военного контракта в истории компании – закупки 77 истребителей F-35 на $7,6 млрд. Пораженный ее хваткой, президент предложил ей пойти в политику. Мэрилин вежливо отказалась. Она не изменяла военным самолетам с тех пор, как увидела их впервые 37 лет назад.

«Лучше уходить на подъеме» — так наверняка сказала себе Хьюсон и в марте 2020 года объявила о своей отставке. По ее словам, это правильно сделать именно сейчас, на фоне «выдающихся финансовых показателей и рекордного объёма заказов». Но отставка с поста CEO не значит, что «валькирия» американского ВПК уходит на покой. Она оставляет за собой пост председателя совета директоров LM и, очевидно, будет контролировать стратегию компании. Так что новому гендиректору просто не будет. Во всех смыслах.