«Би-би-си» узнала, зачем чиновникам нужно столько жёлтых телефонов — это маркер статуса «большого человека»

Но спецсвязь прослушивается с момента своего появления.

Русская служба «Би-би-си» опубликовала материал о так называемых «вертушках» — жёлтых телефонах, стоящих в кабинетах российских чиновников. По данным издания, в современной России спецсвязь используется всё реже: чиновники предпочитают мессенджеры.

  • спецсвязь в России появилась в 19 веке: в 1881 году её провели в Гатчинский дворец, а год спустя — в Зимний. В СССР первые правительственные телефоны появились в 1918-м, они были объединены во внутреннюю АТС Кремля;

  • первый вариант защищённой связи появился 1 июня 1931 года. Это «высокочастотная» (или «ВЧ») связь, секретность которой обеспечивалась переносом голосового общения в область высоких частот. Получить его было сложнее, чем кремлёвскую «вертушку», его пользователи не расставались с ними ни на день;

  • все абоненты АТС записывались в справочники — две коричневые книги. В январе 2018-го они сыграли неожиданную роль в международной политике. Когда Минфин США опубликовал подготовленный по поручению Дональда Трампа «кремлёвский список», оказалось, что расположение персоналий было точно таким же, как в одном из справочников;

  • советские правила пользования АТС занимали несколько страниц справочника: аппарат нельзя было оставлять без присмотра, а снимать трубку мог только владелец. Современные правила неизвестны, отмечает «Би-би-си». Опрошенные изданием чиновники их никогда не видели;

  • по словам экс-депутата Госдумы Геннадия Гудкова, правил уже нет. «У меня не стояла АТС-1, но я ходил в гости к кому-то, у кого они были, и оттуда прекрасно звонил», — рассказал он;

  • систему устанавливает и охраняет служба специальной связи и информатизации ФСБ. На аппаратах указаны аббревиатуры: «ПС», «СК», «ОСА», «АТС-1» и «АТС-2». Каждая обозначает не только уровень закрытого канала связи, но и положение абонента в иерархии политической элиты. Чем больше аппаратов на столе, тем выше вес чиновника;

  • ПС — президентская связь, её телефон не имеет номеронабирателя, так как по ней можно связаться только с главой государства: почти напрямую и по закрытому каналу. СК — спецкоммутатор, тоже без возможности набрать номер, звонок идёт на телефонную станцию. Первая соединяет около тысячи абонентов, вторая — от пяти до семи тысяч;

  • у высокопоставленных чиновников есть отдельные аппараты для своего ближнего круга. По словам политолога Георгия Сатарова, работавшего помощником президента, его специальный дисковый телефон соединял примерно 30-40 человек по всей стране: из них 15 были из администрации президента, 10 — из правительства и ключевых министерств;

  • чиновники обычно не скрывают телефоны, а, наоборот, стараются друг другу их демонстрировать, отмечает «Би-би-си». По словам Константина Мерзликина, в начале 2000-х руководившего аппаратом правительства, их наличие и количество — признак символической кастовости;

Такой аппарат сразу делал тебя большим начальником. Это огромный статус бюрократический, если у тебя есть такая «вертушка» и ты можешь по ней позвонить. Сейчас все эти трубки выполняют функцию номенклатурной значимости. Так как Россия — страна закрытая от политики и политики у нас нет, у нас основное — близость к телу, к системе, начальству, и она определяется уровнем вот этих АТС.

  • при этом чем больше телефонов на столе у чиновника, тем меньше они ему нужны, рассказали собеседники издания. По словам Георгия Сатарова, ему наверх требовался только один телефон — президентский;

  • разговоры по «вертушкам» практически с момента их появления прослушивались, отмечает «Би-би-си». По словам Сатарова, его коллега Юрий Батуров советовал не говорить по спецсвязи «на деликатные темы», потому что её «всю слушают». Бывший министр Алексей Нечаев рассказал, что телефон работал ещё и как жучок — через него слушали не только звонки, но и все происходящее в кабинете владельца;

  • опрошенные «Би-би-си» чиновники признаются, что система спецсвязи за минувшие с распада СССР 30 лет мало изменилась. «Это, конечно, какой-то рудимент давних времен. Такое впечатление, что они нам достались в наследство и мы боимся с ними что-то делать», — рассказал политик Михаил Федотов;

  • в кабинете премьер-министра Михаила Мишустина стоят четыре телефона цвета слоновой кости. Они называются «Престиж», их производят на пермском заводе «Телта». Цена спецтелефонов на сайте «Телта» не указана, но в сентябре 2020 года Южное таможенное управление приобрело два телефона «Престиж-АТС» по 65 тысяч рублей каждый;

  • с появлением мобильных некоторые чиновники получили возможность общаться по спецсвязи на ходу. Они используют телефон Vertu, но с российской начинкой, рассказал «Би-би-си» специалист, знакомый с устройством спецсвязи;

  • сейчас в работе спецсвязь помогает всё меньше — начальники стали моложе, пользуются мессенджерами WhatsApp и Telegram, рассказывает предприниматель Олег Сысуев. С этим согласен и Гудков, который сообщил, что не раз видел переговоры по мобильному, так как это проще;

  • старые правительственные телефоны свободно продаются на «Авито», отмечает издание. Осталась ли в них «секретная начинка», неизвестно, но внешне они неотличимы от телефонов спецсвязи. Их стоимость — 10-20 тысяч рублей.

#новости #правительство